Падтрымаць СД
Далучыцца да нас
ВАКАНСІІ

«мои книги о моих и чужих праздниках, юности и молодости»

Интервью с молодым беларусским писателем Ником Носко
Женя Долгая. Фото из архива героя
Ник Носко — беларусский писатель, родом из Орши. Девятнадцатилетний парень, который уже открыл издательство, почитал свои произведения в большинстве городов Беларуси и России, выпустил 4 книги и авторский мерч.

Женя Долгая поговорила с Ником про беларусское искусство, поколение глухоты и зачем сегодня открывать маленькое издательство для малоизвестных авторов.
Ник, как бы ты себя сам описал? Ты — молодой беларуский писатель из Орши, достаточно известен среди кругов молодежи России: отзывы на книги оставляют россияне в основном. Сейчас ты открыл свое издательство. Расскажи, как бы ты сам себя описал?
описал бы или определил? определять себя как-то я не люблю, назовёте писателем — за*бись, назовёте поэтом — хреново. описать себя я как-то пробовал в «опьяняйтесь!», но это достаточно бледный и вычурный портрет, больше всего обо мне можно узнать из книг или от мисс.
почти девятнадцать лет
левая рука в татуировках
артюр рембо правило гни свою линию
печатная машинка как проклятье
как обязанность
домик в лесу цветы свежесть
на груди молот и наковальня
на ключице у краткая
на левых рёбрах пацифик юные
во рту сигарета
прикусываю губу когда думаю
слышу голоса
дрожу от темноты если лежу ночью и не пишу
на левом запястье родинка
на щеке слева родинка
глаза отражают дурной характер отца
читаю трахаюсь пью кофе или воду
хожу по кварталам комунистического города
люблю и ненавижу людей
чувствую что слишком молод тороплюсь
летом на трассе до москвы меня увидит молодой парень
и рассмотрит меня
просто так
ужасно смешно
почти девятнадцать лет
еще пытаюсь достать для кого-то смысл
тогда на трассе ничего не произошло
просто так
читают меня как в Беларуси, так и в России. много читателей из Украины и других стран, границы сосут х*й, сама понимаешь. публику свою определить я не могу, в основном — молодые люди лет двадцати-двадцати пяти. да и вообще, я дико ах*ел, когда увидел ребят на моём выступлении в питерском клубе «ионотека», которые приехали с вологды, челябинска на выступление. блаженные безумцы, серьезно. у одного вообще на лопатках набито «опьяняйтесь!». мы после выступления гуляли по ночному питеру, пели стихи серёжи долгополова, спали в парке ночью в одной палатке огромной толпой. велико-о-о! я обо всём этом написал в новой книге.
У тебя был достаточно успешный краунфандинговый проект. Ожидал такого результата?
у меня было несколько краудфандинговых проектов. около пяти, вроде, и все успешные. краудфандинг играл роль мотиватора, нужно было что-то делать, как-то двигаться, выводить проекты в топ, чтобы обо мне узнавали. процесс от чистого txt документа до бумажной книги для меня всегда делится на два противоположных по ощущениям этапа. первый этап — когда пишу книгу и даю читать друзьям черновой вариант. второй — это редактирование, реклама, издание… вот крауд и был такой себе таблеткой анальгина от этой головной боли. рекламирование и продажа своих мыслей обрела мягкие углы и симпатичный вид. с проектов я в основном получал деньги только на издание книг, без цели заработка. всё свободное время, когда не пишу, я либо набиваю шишки, ах**ваю от приключений (набираюсь опыта), либо стараюсь приглушить рвоту от вещи со второго этапа. с рекламой разобрался, с изданием — только с недавних пор, когда открыл издательство. а редактирование остаётся проклятием, глухой звенящей головой на утро после праздника.
Издательство… Как оно выглядит сейчас и почему именно издательство? Это была твоя мечта? Ты же понимаешь, что благодаря издательству ты можешь помочь многим молодым авторам.
мысли открыть издательство были давно, но вот осуществить идеи не хватало яиц и техники. издательством занимаемся я и Ден. у него фотосалон в Орше, часто бывало, что он помогал печатать небольшие тиражи моих книг для выступлений, да и вообще чувак идейный такой. вот как-то сидим, говорим, пьём, и речь заходит про издательство. «а почему и нет?». мы достали нужную технику, решили работать без типографий и другой шняги, чтобы никакого проявления цензуры не было. фишка в том, что никто не должен перед кем-то отчитываться, чтобы напечатать сорок экземпляров сборника стихов крутой московской коммуны. стихи может сложные и плохие — но какая вам блять разница? ребята пишут, это кому-то кажется красивым — пусть будет и на бумаге. классных творческих людей много, но они чем-то запуганы, и от этого голоса не слышны. страх нужно заглушать и начинать что-то делать, без цели кого-то удивить — просто кайфуй. если нужно — всё будет.
О чем твои книги? Какая общая черта объединяет их?
каждая книга о чём-то своём. не хочу разделять своё творчество на какие-то периоды и заниматься подобным извращением. точно могу позволить себе сказать, что книги мои о моих и чужих праздниках, юности и молодости.
Что ты можешь сказать вообще о беларусском искусстве?
обожаю встречаться и знакомиться с беларусскими художниками, такими дядьками в странной одежде, седой бородой и сумочкой «адидас» на поясе. один такой увидев мою татуировку на руке, портрет Артюра Рембо, спросил «Это Адам Мицкевич?», я ответил, что нет, это поэт Рембо. «что поэт видно по меланхоличному взгляду, а Рембо как-то совсем давно читал.»

беларусское искусство живо, болит и кровоточит. до х*я великих беларусских современных писателей, поэтов, художников, музыкантов и фотографов. в каждом городе есть такая тусовка, главное искать. от куда искусству беларусскому не быть, посмотри в окно — нашему пространству оно необходимо, мы же передохнем все без новой книги Алексея Куценок и картин оршанских кошаков.
Расскажи о своей популярной книге «Тело», какая её основная мысль? я видела пару раз эту книгу в руках ребят, которым около 20 лет. Что миллениалы из нее могут вынести?
«Тело» считаю своей самой трудночитаемой книгой, которую стоит читать в последнюю очередь у меня. личная история осени, психические расстройства и первый концерт петли пристрастия, на котором я был — вот о чём книга. главной мысли нету. приведу отрывок из новой книги о том, как я каждое чтение заканчивал отрывком из «тела»:
черный мужчина в пропитанных потом широких льняных штанах и рубашке судорожно пляшет на сцене, не видя вокруг людей и предметов. он то широко открывает рот, то глотает духоту зала щелью между зубами. забываясь и пьяно падая в толпу, словно ребенок в объятья матери, она его не принимает — отталкивает и заставляет продолжить. микрофон прилетает кому-то в зубы, другие музыканты продолжают играть, пока наш герой раздевает рубашку и демонстрирует (мужчинам, женщинам, себе? я не знаю) своё заросшее волосами тело. он раскрепощён. природное взаимодействие волн и скал, деревьев и ветра, воды и рыб будет повторятся еще и еще, как симфония. ритм точно выдержан, поэзия танца остается искренней и неосознанной.

черный мужчина в пропитанных потом широких льняных штанах и рубашке судорожно пляшет на сцене, ударяясь о предметы вокруг и стыдясь взгляды из толпы. он то широко открывает рот, то глотает духоту зала щелью между зубами. забывается и доверчиво падает в толпу, словно ребенок в теплые объятья матери, она его не принимает — отталкивает и ударяет дубинкой. микрофон прилетает ему в зубы, музыканты боятся дальше играть. наш герой раздевает рубашку и демонстрирует (мужчинам, женщинам, себе? я не знаю) своё заросшее волосами тело. он сдается. борьба зека и власти, стен и мыслей, костей и пластика, мышц и голода будет повторяться еще и еще, как страшный сон. зал — камера пыток, где тебя бьют по пяткам, а зрители молча наблюдают. жестокость, автоматический страх и повиновение.
Мне всегда было интересно, любишь ли ты свою страну? Что для тебя патриотизм? Как ты к нему относишься?
мне девятнадцать лет, в таком возрасте быть патриотом — это ёбн*ться можно. после всех этих брсм трудно отвечать на такие вопросы. я люблю природу и некоторых людей в беларуси, любовью к родине я могу назвать стихотворение «восьмидесятые» рыжего, что первое в голову лезет. один из моих любимых русских поэтов, кстати. наравне с веней дркином.
Была театральная постановка, в которой есть строки из твоего произведения. Есть в планах ставить постановки по твоим рассказам?
да, в омске или питере ставили спектакль, где использовали отрывок из мой первой книги «что-то». получилось очень круто, запись затерялась в моём паблике, но самые молодцы найдут. для меня мечта видеть воплощение своих работ в театре, буду прям как жан жене. только нет пока такого Кокто, который «навёл» меня на путь театральный. я хотел бы поработать с молодыми ребятами, которые любят эксперименты с формами и содержанием. слежу за новостями безбарьерного театра «Разам» в Гомеле, например. они огромные молодцы.
Расскажи, откуда идея такого яркого мерча?
если речь про «Саморазрушение», придумал я его прошлым летом при пьяных и веселых обстоятельствах в Орше с граффитистами местными. знакомый оформлял стену для оршанского ночного клуба, мы толпой развалились рядом и лениво о чём-то разговаривали. я наткнулся на клип Metoux — Punk, дико угарный и кайфовый. понравился главный герой, нашёл его в инстаграме, листал фото и увидел то, что на мерче. слово «саморазрушение» сразу врезалось в мозги, спрыгнуло с языка. решили напечатать партию футболок просто для своих, но скоро стали спрашивать левые люди, где такую купить. знакомые в этих футболках ходили на рейвы и тоже часто писали о том, что находили там ребят, желающих купить. короче, попал в настроение белорусской молодёжи лета 2018.
Твоя книга «Бал в подвале». Там описаны достаточно жесткие вещи. Такое чувство, что ты относишься к людям с опаской, так ли это?
к людям с опаской? ну, к людям я вообще по настроению отношусь, в большинстве случаев их я не люблю. интересно, как ты это увидела в «бале в подвале». книга-то не про людей, которых я встречаю в повседневной жизни, а о совсем безумных и не от мира сего ребят. сейчас, спустя несколько лет после написания «бала», мне трудно внятно и трезво сделать краткий пересказ идеи книги, да и х*йня затея. книга небольшая, при желании вы её найдёте без проблем и можете прочитать, собственное мнение сформулируете, но не стоит писать о нём мне лично — в большинстве случаев мне по х*ю.
Есть ли заказы в издательстве?
мы только начали, заказов немного, в основном от знакомых. нужно заниматься рекламой, раскруткой, всякими вот такими неприятными делами. всё впереди будет, торопиться незачем.
«Каждое поколение считается потерянным, но наше поколение — поколение стабильности. Поколение глухоты и «свободы» — прокомментируй современную молодежь. Это поколение более свободное, чем рожденные в начале 90-ых?
цитату выбрала, конечно, х*ёвую и до кучи пафосную. из первой книги, кстати. современная молодёжь — крутая и классная, конечно она лучше старого поколения, хоть молодёжь тоже разная в нашей стране, с разными интересами. например, нее понимаю ребят, которые выё**ваются и считают себя выше других из-за дорогой одежды, унижают других из-за ориентации и чего-то такого. низкая и гнилая тема, сейчас это уходит из нашего общества, но корни остались.
22:27 / 27 чэрвеня 2019 / Женя Долгая
Падпісвайся на нашу старонку Укантакце. Мы стараемся!
Перадрук матэрыялаў магчымы
толькі з актыўнай спасылкай на арыгінал публікацыі.
Дэталі тут
.