«Она очень переживала за всех,
за каждого заключённого»
История Яны Оробейко
СТУДЭНЦКАЯ ДУМКА, АКТЫЎ БДПУ
Яна Оробейко – политзаключённая студентка. С 12 ноября прошлого года она находится в СИЗО, и срок её задержания продлили до 12 марта. А сегодня у Яны день рождения. Она встретит его в тюрьме, без друзей и родных, не зная, когда выйдет на свободу.

Мы поговорили с близкими Яны и хотим рассказать вам её историю – чем она живёт, о чём мечтает и во что верит.
Кто такая Яна и почему она в СИЗО?
Яна – студентка БГПУ, училась на факультете эстетического образования.

Она активная, светлая и солнечная девушка. Всегда готова поддержать и прийти на помощь. Очень активная, общительная и пробивная, всегда старается добиваться поставленных перед собой целей и мечтает о мире во всем мире. А ещё Яна мечтает путешествовать, посетить все страны мира и увидеть, как живут другие люди.
«Она чем-то напоминает мне моего кота: такая же милая и уютная, сразу создаётся впечатление, что этому человеку можно доверять. За время нашего знакомства я только больше убеждалась в том, что это замечательный и светлый человек», – так отзывается о Яне студентка БГПУ.

Но, не смотря на внешнюю мягкость, Яна довольно сильная личность, ведь, рассказывает о ней подруга, «требуется большая сила, чтобы обращаться за помощью, за советом, рассказывать, что тебе где-то неуютно, где-то нет сил. Как она это умеет – обозначать свои настоящие чувства».
Как Яна оказалась в СИЗО?

12 ноября к ней и к девяти другим студентам пришли с обысками сотрудники КГБ. Яну забрали. Сегодня она обвиняемая по ч. 1 ст. 342 УК РБ – организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них. За это её и других студентов могут посадить в тюрьму до 3-х лет.
Детские и школьные годы
С самого детства Яна была спокойной и тихой и уже тогда любила учить кого-то и не проводила ни дня без рисования. «В садике Яна хотела стать воспитательницей или учительницей и очень любила играть в такую игру: сажала перед собой детей и что-то им рассказывала и показывала, – рассказывает сестра Яны Анна. – А дома у неё был маленький отдельный столик для творчества, и она до позднего вечера могла там сидеть, что-то вырезала, рисовала и раскрашивала».
Слева направо: Жора, Ваня, Яна и Соня.
В семье Яны пятеро детей: старшая Анна и две пары двойняшек — Яна с Ваней и Жора с Соней. Младших брата с сестрой Яна очень любит. Когда они были маленькие, много времени проводила с ними: «Яна с ними играла в школу, а когда они уже туда пошли, очень усердно с ними занималась и помогала разобраться в предметах».

В школе Яна была активной, ей нравилось учиться, и она стремилась делать это на отлично: ей нравилась биология, литература, а особенно рисование и труды. Участвовала в районных и областных олимпиадах.
«Она всегда старалась себя чем-то занимать и ходила на различные кружки, занималась в изостудии "Радуга" живописью, рисунком и журналистикой (ездила по городам и областям, брала интервью). Участвовала в конкурсах по рисунку и занимала призовые места. Творчество для Яны — это её жизнь!», – рассказывает Анна. Ранние стихи Яны публиковались в газетах и журналах, и с годами её любовь к поэзии ни капли не ослабела.
Учёба в БГПУ

Учиться в БГПУ Яне нравилось, хотя иногда возникали проблемы в общении с преподавателями: «Характер у Яны в то же довольно сложный: она настойчивая, прямолинейная и упёртая», – рассказывает Бажена, соседка Яны по комнате. Но чаще всего общий язык находили, так что Яна успешно доучилась до третьего курса.

Одногруппники говорят о ней, как об очень отзывчивой девушке, которая всегда старалась помочь, если была возможность.
А ещё Яна полностью отдавалась творчеству. Один из университетских друзей впервые увидел её именно такой: «Она после пар осталась и что-то лепила (рабочий халат был весь измазан глиной)».
Эту фотографию Яна отправила своей кураторке в подверждение, что готовится к занятиям в школе. Фото сделано 12 ноября ровно за час до задержания.
Многие однокурсники отзываются о ней с теплотой. «Милая девушка, достаточно отстраненная, но очень раскрепощённая с близкими людьми. Ближе мы стали общаться на втором курсе, часто делали вместе учебные задания и готовились к сессии. На третьем курсе мы стали жить вместе в общежитии. Я часто готовила ей еду, так как она постоянно забывала кушать», – вспоминает Бажена.

Кто-то не сразу замечал в Яне необычного человека, как, например, другая её однокурсница: «Когда я встретила Яну, моё первое представление было приземленным: она выглядела как обычный человек со взглядом горести и сожаления. Но, услышав её мысли, я поняла, что она здравомыслящая и многогранная». А ещё Яна всегда отлично модерировала дискуссии: «Если люди начинают перебивать друг друга, то она вежливо всех успокаивает и призывает настроиться на работу дальше. Очень грамотно разруливала небольшие ссоры и недопонимания», – вспоминает ещё одна студентка БГПУ.
Будущую профессию Яна выбрала по себе: ей очень нравится рисовать и ещё больше нравится учить детей. «Я ўзгадваю апошнюю яе сторыз, дзе яна схіляецца над школьнікам і шчыра ўсміхаецца. Яна ў гэты момант вельмі шчаслівая, ёй сапраўды спадабаецца навучаць маленькіх дзетак маляваць, – рассказывает Дарья Рублевская, знакомая Яны. – Мы неяк гутарылі з ёй, кім яна хоча быць у будучыні, і яна казала, што навучаць дзетак ёй падабаецца. Яна адчувае сабе ў гэтым і кайфуе».
Активизм Яны
Приехав в Минск, Яны ещё глубже погрузилась в активизм: закончила несколько образовательных программ, помогала с визуалом для многих проектов (в том числе и СД).
Яна (слева снизу)
с друзьями на студенческом летнике
Когда её знакомых сажали на сутки, Яна приходила на суды, чтобы поддержать их. А когда в связи с избирательной кампанией поднялась новая волна политических задержаний, стала рисовать открытки для политзаключённых и писать им, чтобы люди не чувствовали себя одиноко.

Яна (справа) во время проведения «Майстэрні паштовак салідарнасці»
Об этом много рассказала Дарья: «Як толькі затрымалі Ціханоўскага і яго прыхільнікаў, мы з каляжанкай задумалі ініцыятыву, якая будзе папулірызаваць і павелічваць колькасць лістоў салідарнасці да палітвязняў. Яна была адной з першых, хто сказаў: "Я ў справе, я буду рабіць гэта разам з вамі". І яна малявала кучу розных прыгожых паштовак, падпісвала іх палітвязням, давала майстар-класы па тым, як рабіць гэтыя паштоўкі, нават калі хтосьці не малюе, паказвала як зрабіць прыгожа і цікава.


Да апошняга дня знаволення Яна дапамагала перапісваць з анлайн-формы пажаданні людзей у паштоўкі і дасылала іх вязням, заўседы рабіла гэта натхнённа, з нейкім творчым крэатыўным падыходам – яна сапраўды эмпаціравала палітвязням, хацела ім дапамагаць. Безумоўна, з Янай было вельмі прыемна працаваць, таму што яна заўсёды загаралася на ідэю і вельмі адказна выконвала яе».
У меня всегда ощущение, что она перерабатывает, слишком себя нагружает, но никогда об этом не говорит.
Яна делала много крутых и полезных вещей, но сама была уверена, что не делает почти ничего. Хотя коллеги отзываются о ней как об очень ответственной, всегда делающей то, за что берётся:

«Работать с Яной было классно работать над разнымі проектами, она подходит ко всему очень ответственно. Иногда она недоговаривала, что умирает [от усталости], она вообще очень много работала и не всегда об этом говорила из скромности.

Иногда она ругала себя за что-то, с особенной интонацией, немного со смехом, немного со стыдом: "Ой, я самая косячная, я такая ужасная" (я прямо слышу эту её фразу). Разумеется, это не так, она чудо», – говорит Лёша, друг Яны.
Рисование и творчество
Яна с Баженой.
Как важно для Яны рисование, замечали все: «Яна действительно нашла своё дело, и это очень ценно. Рисование, дизайн – это всё её. Всё это время, пока она в СИЗО, она могла бы продолжать развиваться в этом направлении, могла бы пополнять своё портфолио, чтобы в будущем зарабатывать на своём любимом деле. Яна шла к этому, но её путь преградили стеной, за которой она больше не может видеть тот мир, который она видела раньше и который вдохновлял её», – говорит Бажена.


Несмотря на горячую любовь, Яна очень часто недооценивала своё творчество, делится её подруга Лена: «Всё время "Ай, это некрасиво, это не то, это не так". Но она очень много рисовала, очень много практиковалась, хотела выйти на какой-то уровень, который она себе поставила. И работала над этим».

Яна много рисовала и для СД. В вечер перед своим задержанием она как раз доделывала картинки к одному из текстов. К сожалению, не успела. Вот что говорит о Яне наша авторка Лиза: «Работать с Яной – чистое удовольствие. Я помню, у нас с ней был запланирован материал – тест-игра о ненасильственном общении. Я до сих пор жду, когда мы сможем приступить, а сама не берусь, потому что, мне кажется, в этом материале она прекрасно раскроется.
И как человек, который создаёт контент, и как человек, который душевно очень чувствует концепцию ненасильственного общения.

Творчество её впечатляет: смотрю на рисунки, и сразу становится теплее. Её стиль, как и она сама, очень тёплый, нежный, уютный, радостный».
Политическая ситуация в стране
Друзья и знакомые замечают у Яны обострённое чувство справедливости. «Я видел в ней человека, не терпящего несправедливость, готового и умеющего работать и бороться в первую очередь с собой. Она никогда не вешала на других свои проблемы, переживания и всегда была очень благодарна другим за их старания», – рассказывает Ваня, однокурсник Яны.

Яна всегда хотела помогать людям и очень переживала из-за несправедливости, говорит её сестра: «Она часто плачет и переживает, спрашивает "Почему в мире так мало честных людей? Почему все так несправедливо? Все мы люди и должны друг друга любить и уважать!"»
Очень тяжело Яна переживала события 9-11 августа. Тогда она была в Бресте у родителей, и ей было очень страшно, вспоминает Анна: «Она много переживала и плакала, говоря о несправедливости и бесчеловечности».

Уехав в Минск на учёбу, она всё свободное время помогала политзаключённым и пострадавшим, занималась передачами, делилась позитивным настроением и верой в лучшее в письмах и открытках, которые сама рисовала.

На политическую ситуацию в Беларуси у Яны такой взгляд: «Она всегда была за мирные протесты, за мирную революцию, считала, что только мирным путём можно решить все вопросы. И я не думаю, что Яна осознавала, что может попасть в тюрьму, тем более на такой
длительный и несправедливый срок», – делится Оля, однокурсница Яны.

Яна верила в перемены, в будущее, которое будет лучше и счастливее.

Сейчас Яна в тюрьме. С кем-то она делилась страхами, что может туда попасть («Она довольно часто шутила, что ждёт, когда за ней приедут менты, хотя ничего серьёзного не делала – может, у неё было что-то вроде небольшой фобии»), а кто-то был до последнего уверен, что такого не случится, потому что «Яна зусім не той чалавек, які парушае заканадаўства, Яна зусім не той чалавек, які асацыюецца з умоўным злачынцам». Близкие уверены, что она сильная и справится. А в письме Лёше она писала, что «у неё всё хорошо, и иногда она думает, что счастлива, потому что то, чего она больше всего боялась, произошло, и оказалось, что это не страшно, а интересно и увлекательно».
Рисунки, которые Яна шлёт из тюрьмы.
А сестре Яна пишет только про весёлые истории, которые с ней происходят, и передаёт свой оптимизм. «Она очень восхищается тем, что не осталась одна в такое трудное для неё время, и не устаёт благодарить за помощь своих друзей, родных и даже незнакомых или малознакомых людей! Говорит, что она не одна, и всем сердцем верит только в самое лучшее!!!»
Почему Яна классная
и что о ней надо знать?
Дарья
Яна крутая і класная толькі таму, што гэта наша Яна. Бо людзі, якія яе ведаюць, ведаюць, што яна проста неверагодная і суперталенавітая. Яна вельмі шчырая і адкрытая, і таму такая светлая і добрая. І яна неверагодна працалюбівая і вельмі эмпатычная. Яна проста поўніца нейкай энергіі, не ведаю адкуль яна яе бярэ.
Лена
Потому что она необычная, своя, такая настоящая, такая странная. И она не боится показаться странной. Она просто такая, какая есть – живая, настоящая и это прекрасно.
Лёша
Она очень добрая, очень скромная, любит работать – возможно, она так чувствует какую-то пользу от себя. Помню, она много улыбалась: её не очень сложно рассмешить и она очень любит смеяться.

Яна с подругами.
А ещё у Яны инсектофобия (боязнь насекомых), сестра рассказывает, что она боится до ужаса даже бабочек. В быту это доставляет немало неудобств: «Заставить Яну убраться очень тяжело, у неё постоянно хаос. В июне я травила на её кухне в общаге жуков, а всё потому, что она не следила за своими продуктами. И мне приходилось убивать разных жуков, пока она ревела от паники в комнате», – вспоминает Лена.
Яна вегетерианка: обожает авокадо, и глазированные сырки, и кукурузу, и картошку (душу за неё продаст), и, конечно, чипсы. «Даже когда ей поставили гастрит, она всё равно не смогла отказаться от чипсов», – рассказывает Лена.
Яна и Валера.
Для своих друзей Яна значила очень много. Но больше всего, похоже, для Валеры: «Яна мне сразу понравилась. Она очень скромная, удивительно красивая девушка. Мы сблизились и начали много общаться, она приезжала ко мне в Минск. Я думаю, Яна почему-то считала меня клевым и, похоже, до сих пор считает. Мне кажется, я влюблен в Яну – по крайней мере, ни о чём, кроме неё, после её ареста я думать не могу».

Яна очень сильная, но два месяца в СИЗО – серьёзное испытание. А перед днём рождения она совсем расклеилась, и ей очень плохо.

Поддержите Яну: напишите ей письмо или открытку, перепишите стих беларусского поэта или песню Полины Республики, расскажите, как провели день. Яна будет рада любому проявлению солидарности, потому что увидит, что она не одна!

Кому: Яна Оробейко.
Куда: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030.
Свободу Яне!
Свободу политзаключённым!

10:00 / 17 студзеня 2021 / Студэнцкая думка і актыў БДПУ
Перадрук матэрыялаў магчымы
толькі з актыўнай спасылкай на арыгінал публікацыі.
Дэталі тут
.